Новости

Падающие цены на нефть выведут половину населения за черту бедности

За месяц цены на нефть упали на четверть. Теперь баррель стоит $62, а не $86, как в октябре. Россияне к таким перепадам уже привыкли. Тем более, что власти проявляют абсолютное спокойствие. Как утверждает глава ЦБ Эльвира Набиуллина, ее ведомство готово к любому повороту, так как в его запасе три сценария развития событий: хороший, средний и плохой. Первые два, действительно, позволяют расслабиться. Либо нефть будет стоить $75, либо не упадет ниже $55. Для правительства оба варианта годятся, так как позволяют продолжить курс на развитие. Просто ВВП будет расти или чуть быстрее, или чуть медленнее. Третий, предполагающий падение котировок до $35, крайне неприятен. При нем, как предупреждает Набиуллина, возможен всплеск инфляции до двузначных значений. «Но это будет краткосрочный эффект. У нас есть инструменты, чтобы справиться», — обещает глава ЦБ.

фото: pixabay.com

Набиуллина подчеркивает, что третий вариант маловероятен. Последний раз баррель за $35 и ниже россияне видели три года назад. Тогда для преодоления кризиса правительство, главным образом, использовало один инструмент — Резервный фонд. Высокие цены на нефть, которые были в 2000-х, позволили накопить в нем к 2016 году, когда баррель упал до $28, более 3,7 трлн рублей. Его и начали тратить. Сначала понемногу — по 100-200 млрд в месяц, затем начали играть по-крупному — по 500 млрд рублей. Кризис преодолели, но спустя два года «кубышка» правительства была практически исчерпана: Резервный фонд приказал долго жить. Только тот факт, что нефтяные цены за это время доползли до $70, позволили российской экономики остаться на плаву. «Мы достигли дна и оттолкнулись от него», — подобная фраза звучала из уст каждого второго крупного чиновника.

Теперь ситуация иная. Правительство, скорее всего, воспользуется двумя инструментами, позволяющими экономике в целом противостоять низким нефтяным ценам. Во-первых, это гибкий курс рубля, который помогает экономике подстроиться под меняющиеся внешние условия и сгладить воздействие внешних факторов. Во-вторых, Фонд национального благосостояния (ФНБ). Это единственная оставшаяся после «смерти» Резервного фонда «кубышка», в которой сейчас накоплено 5 трлн рублей.

В принципе, это логичная стратегия. Гибкий курс балансирует экономику: если цены на нефть падают, снижается и стоимость рубля. Российская валюта выступает в роли буфера — когда мировую экономику лихорадит, изменения курса рубля смягчают удар по России. Правительство, в таком случае, остается «при своих» — применение политики гибкого курса позволяют более-менее сохранить заявленные параметры бюджета: ведь его доходы в основном формируются за счет поступлений от сырьевого экспорта. В свою очередь, средства, которые хранятся в ФНБ, служат дополнительной подушкой безопасности, способной залатать финансовые дыры.

Вместе с тем, у того и другого инструмента есть слабые места. Применение гибкого курса, как показывает практика, приводит к разгону инфляции. Так было в кризисном 2014 году, по итогам которого цены выросли на 11,4%. А еще год спустя — 12,9%. Теперь вот Набиуллина признается, что инфляция снова может оказаться двухзначной. С одной стороны, за счет гибкого курса правительство сможет сверстать бюджет, с другой — населению придется потуже завязать пояса. Сейчас, по данным РАНХиГС, каждому пятому россиянину приходиться выбирает между покупкой лекарств и продуктов, ведь на то и другое не хватает денег. В случае ускорения инфляции в два-три раза, число тех, кто еле-еле сводит концы с концами, может достигнуть половины населения страны.

Средства из ФНБ — также не панацея. Денег, которые хранились в Резервном фонде, в разгар минувшего кризиса хватило на два года. Накопления ФНБ больше на 1 трлн рублей. Это позволяет надеяться, что их использование можно растянуть на год дольше. Правда, идти они будут не в карманы рядовых налогоплательщиков, а, как и в прошлом, крупным бизнесменам, которые — к гадалке не ходи! — обратятся к правительству к просьбой о финансовой помощи.

Между тем, есть еще одна потенциальная угроза, способная поставить крест на усилиях чиновников по спасению экономики России. По словам доктора экономических наук Игоря Николаева, если падение нефтяных котировок в 2016 году было кратковременным, то на этот раз наша страна рискует столкнуться с целой эпохой низких цен на «черное золото». «Скорее всего, стоимость сырья не упадет ниже $45, но и такое падение может оказаться губительным. Пополнение ФНБ резко сократится, так как в него идут сверхдоходы от цены барреля выше $40. А расходы фонда, как это уже случалось в прошлом, будут увеличиваться с каждым месяцем. Сама эпоха низких цен может затянутся не менее чем на 10 лет. Инфляция на протяжении этого времени будет составлять 6-7% в год, тогда как доходы населения вряд ли вырастут», — говорит эксперт, и задается риторическим вопросом: «доживем ли мы до новой эры нефтяного процветания?».

Источник

Читайте так же

Стоимость услуг ЖКХ превысит доходы: что ожидает п... Потребителям приходится без устали следить за стоимостью «коммуналки», которая ежегодно меняется, и не в лучшую сторону. Цены на услуги ЖКХ увеличиваю...
Нобелевский лауреат по экономике дал рецепт России... Экономические итоги года еще не подведены, но уже начали появляться прогнозы на будущее. За последние дни опубликованы сразу несколько макроэкономичес...
Звонок Трампа обрушил цены на нефть... Президент Соединённых Штатов Дональд Трамп заявил, что целенаправленно договаривался с руководством Королевства Саудовская Аравия с одной лишь чётко о...
В Кировской области экономический эффект от энерго... КИРОВ, 8 ноября. /Basereporter.com/. Экономический эффект от энергосберегающих мероприятий, проведенных в рамках энергосервисных контрактов в Кировско...

Читайте так же

Close