Новости

Рыболовецкая отрасль России может оказаться на безрыбье

В 2018 году общий объем добычи водных биоресурсов в России составил 5,03 млн тонн, этот улов на 5,1% выше объема 2017 года и является рекордным за последнюю четверть века. Однако именно сегодня рыбную отрасль России охватила тревога. Она вызвана слухами о надвигающейся реформе, которая, по мнению специалистов, нанесет колоссальный ущерб процветающей отрасли и оставит без работы тысячи людей тяжелого и хорошо оплачиваемого труда. Суть реформы-угрозы в отказе от «исторической» практики распределения квот на вылов рыбы. Ситуация обсуждалась в Совете Федерации.

Фото: Михаил Чкаников

Семинар-совещание «Роль некоммерческих организаций в законодательном обеспечении отраслей промышленности (на примере рыбной отрасли)» вела член комитета верхней палаты по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Афанасьева. Она отметила, что действующий механизм распределения квот на вылов рыбы и крабов за 15 лет практики зарекомендовал себя с лучшей стороны, «несмотря на информационные вбросы, организованные оппонентами». Под вбросами сенатор, вероятно, имела в виду яростную информационную атаку на телеканалах, залпы которой гремели в эфире в преддверии Нового года. В сюжетах рыбная отрасль России была представлена коррупционным монстром, подобным итальянской «мусорной мафии».
«Чем мы, законодатели, можем вам помочь?» — обращалась к участникам встречи Елена Афанасьева. Она считает реальной угрозу того, что в результате реформы появятся «рантье», чья деятельность сведется к пресловутому «купил-продал», а отрасль придет в упадок.

Писатель и депутат Государственной Думы Сергей Шаргунов рассказал о том, что получает много писем от избирателей, напуганных перспективой реформы. Это работники рыболовной отрасли. Некоторые из них пришли на встречу с Шаргуновым в Мурманске и поделились своими опасениями. «Ужасно, если окажется, что за этих людей все решили, а сами они окажутся за бортом», — сказал депутат Государственной Думы. Шаргунов сравнил готовящуюся реформу с залоговыми аукционами 1990-х годов, оставивших мрачные воспоминания у подавляющего большинства современников. «Может случиться возврат к 1990-м, к праву сильного», — поделился тревогой парламентарий.

Коллега Шаргунова по нижней палате парламента, член комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Андрей Андрейченко сообщил, что готовящаяся реформа обсуждалась в профильном думском комитете. Он также считает, благодаря слабым позициям рубля аукционы на рыбную ловлю могут выиграть иностранные компании «через подставные российские». «Что-то происходит за закрытыми дверями, хотя нам говорят, что все это только слухи», — сказал Андрей Андрейченко.

Президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков считает, что изменения принципа распределения квот на вылов рыбы и крабов отвечают интересам «одной компании». Жаль, что он не уточнил, какой. Зато отметил, что изменения готовятся «в секретном режиме», а в телевизионных сюжетах россиянам показали «абсолютно недостоверные факты».

Президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов отметил, что в 2004 году российскими рыбаками был выловлен «исторический минимум» рыбы — 2,9 млн тонн (в прошлом году, напомним, эта цифра составила 5,03 млн). В том же 2004 году прекратилась практика проведения аукционов — «решили, что это зло». Сегодня аукционы грозят вернуться.

О том же в более резких тонах говорил председатель Российского профсоюза работников рыбного хозяйства Владимир Круглов: «Изо всех щелей полезли доброжелатели». Но если система работает хорошо, то не следует ее трогать, подчеркнул профсоюзный лидер. Член Общественной палаты Российской Федерации Глеб Кузнецов предупредил о том, что кулуарно принимаемое решение приведет к деградации отрасли и особенно сильно ударит по жителям тех населенных пунктов, где предприятия рыболовецкой отрасли являются градообразующими. Член Общественной палаты призвал представителей отрасли мобилизовать на защиту своих интересов ее работников и создать атмосферу «удушающей публичности» для тех, кто за закрытыми дверями принимает судьбоносные решения.

Источник

Читайте так же

Close